Март 15th, 2008 15:59

Режиссер: Николай Лебедев

Волкодав, Людоед, Жадоба, Елень – эти слова звучат,
конечно, немного глупо, но, согласитесь, очень по-русски.
Из рецензии на фильм

волкодав - обложка DVDПосле выхода на экраны страны «Ночного дозора» словосочетание «отечественный блокбастер» каждый раз заставляет меня внутренне напрячься. И, как оказалось, не зря. «Волкодав из рода Серых Псов» – наглядный пример того, что можно сделать с хорошим сюжетом при неумелом обращении. Нам сулили «первое русское фэнтези», обещая при этом «догнать и перегнать» Голливуд. Справились ли создатели фильма со второй задачей, судить не мне (на мой взгляд, как-то не очень). А вот заявленного «русского фэнтези» явно не получилось. Уже хотя бы потому, что в картине нет ничего русского или славянского, кроме пары-тройки выдернутых из романа Семеновой имен.

Собственно, мне не вполне понятно, почему фильм называют экранизацией одноименного романа Марии Семеновой. Ни по сюжету, ни по внутреннему содержанию картина не имеет ничего общего с первоисточником. Ну, добро бы переврали, но переврали талантливо! Так ведь нет – все, что было в романе действительно славянского и просто самобытного, выброшено, выхолощено и заменено набором избитых до синевы фэнтезюшных шаблонов и штампов. В результате получился очередной, весьма посредственный, клон «Конана-варвара» с невразумительным сюжетом, странно поставленными драками и совершенно топорными диалогами.

Господи, ну зачем понадобилось делать из банального разбойника Жадобы какого-то инфернального злодея, одержимого навязчивой идеей устроить вселенский трындец? Да еще и увязывать его (Жадобу, то есть) в одну обойму с кунсом Винитарием, по прозвищу Людоед, порешившим двенадцать лет назад род Волкодава. Зачем было превращать самого Волкодава в упертого маньяка-мстителя, гоняющегося за этим самым Жадобой все два с половиной часа экранного времени? Зачем, наконец, было нужно из церы, навощенной дощечки для разных бытовых записей, делать колдовской артефакт странной лаптеобразной формы, призванный упомянутый вселенский трындец обеспечить?

У Семеновой все как-то проще, обыденнее и потому убедительнее. Род Волкодава вырезают не абстрактные «силы зла» во главе со странным потусторонним типом с черепушкой вместо башки, а вполне конкретное пришлое племя сегванов, решившее поселиться в этих местах. Кстати, киношники могли бы и объяснить зрителю, что «Людоедом» кунса Винитария соплеменники прозвали за исключительную «доброту», а никак не по причине гастрономических пристрастий. А то ведь, когда в кунсову опочивальню подают красавицу Ниилит, то прямо не знаешь, чего и ждать: то ли он ее, родимую, употребит по прямому назначению, то ли и вправду кушать будет…

Да и Морана у Семеновой, хоть и богиня смерти, но женщина вполне достойная: приходит за умирающим и скромно ждет в сторонке, пока он отдаст концы; в виде каменой совы не летает, о стены не бьется и окровавленные лапти себе в ухо пихать никого не заставляет.

О магии разговор отдельный. Мария Семенова – писатель тактичный и хорошо отдает себе отчет, что фэнтези – это все-таки не волшебная сказка. Другой жанр, знаете ли. Поэтому и магии в романе – минимум, и вся она, как бы сказать… естественная, что ли, вырастающая из славянских представлений об устройстве мира. А потому и не вызывающая внутреннего отторжения у взыскательного читателя.

В фильме магия прет изо всех щелей, повергая, вдобавок, в уныние своей стереотипностью. Переживать и беспокоиться за главного героя начисто перестаешь уже где-то к середине фильма. Потому что усваиваешь: в какую бы капусту не изрубили Волкодава злобные враги, Тилорн все одно излечит его наложением рук за полторы минуты. А будет совсем труба – явится неизвестно откуда некая добрая старушка, изречет с пафосом: «Миром правит любовь!» — и будет наш герой опять как новенький, готовый к новым свершениям. Порошок этот волшебный… «Есть такой порошок, с ним взлетать хорошо, называется порох». Кто не читал первоисточник – почитайте, и обратите внимание, чем на самом деле Волкодав поджигал замок Людоеда. Как говорится, почувствуйте разницу… А уж финал – это вообще полный апофигей. Оказывается, достаточно вот так кому ни попадя крикнуть: «Бог грозы, помоги!» – и упомянутый бог тут же облагодетельствует просящего джедайским мечиком с клинком аж до неба. Вообще, весь этот эпизод с оживлением Мораны – такая редкостная кинематографическая пошлость, что о нем и говорить-то не хочется. Пошлее только сцена убийства матери Волкодава, почти один в один передранная из «Конана». Мои соболезнования Марии Семеновой. Она бы до такого никогда не додумалась.

С логикой изложения у создателей ленты и вовсе труба. Немногочисленные сцены, надерганные из первоисточника, представляют собой такой жуткий винегрет, что только прочитав задним числом книгу, умудряешься понять: а) что это за добрая старушка с волшебным порошком, и кем она приходится Волкодаву; б) почему кнесинка не только оправдала главного героя на суде, но еще и вручила ему, предполагаемому злодею, немалую сумму денег; в) откуда взялась в свите кнесинки сероглазая девушка-воительница и кто она такая; и прочая, прочая, прочая, пунктов хватило бы до конца алфавита.

Что же касается эпизодов, порожденных буйной фантазией сценариста и режиссера, то тут мотивация поступков главных и не главных героев и вовсе ставит в тупик. Зачем кнесинке Елени надо было инкогнито, в мужском платье путешествовать к Людоеду и обратно? А кто бы знал. С чего ради, спрашивается, Лучезар ринулся дооживлять Морану, когда Жадоба оплошал? Нет, он, конечно, предатель, но ведь ему, Лучезару, всего-то и надо было, что трон галерадский захватить, на хрена ему Апокалипсис планетарного масштаба? Нет ответа. Какие такие «небесные врата» ушли искать друзья Волкодава, и, главное – на кой ляд им эти врата нужны? А вот, поди догадайся.

А еще меня в этой картине бесконечно умиляет изобразительный ряд. Почему-то наши (и не только наши) художники-постановщики убеждены, что если фэнтези – то это обязательно неопределенного цвета лохмотья в качестве одежды, полуразваленные халупы вместо нормальных домов (даже если речь идет о стольном городе) и свинцово-сизое небо круглые сутки, а каждый второй обязательно ходит в плаще с капюшоном, прячущим лицо.

На этом фоне уже не слишком удивляет Волкодав, растерявший всякие признаки своей национальной самобытности и славянского менталитета и превратившийся в стандартного фэнтезийного «героя», который куда-то себе идет, по дороге пачками спасая полуголых девиц, кому-то мстит, влюбляет в себя все женское население в радиусе пяти километров и в конце концов, как полагается, спасает мир. Короче, «Конан форевер!»

Лёля Санина

Купить фильм или книгу «Волкодав»:


«
»

Это интернесно:

Зигман Л. - Флирт со зверем
store.cross-roads.ru
Малышева А.В. - Запасной выход
store.cross-roads.ru
GroupLogic ExtreemZ-IP
soft.masterit.ru


Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.



Участник ннтернет-портала