Posts Tagged ‘маски’

МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

Понедельник, 19 октября, 2020

«Невероятно, как многого ты не знаешь об игре, в которую играешь всю свою жизнь» — эпиграф к фильму «Бесконечная поэзия» Алехандро Ходоровски перекликается с необычным творческим миром, который создали художники МАСтер и КАтерина. Буквы их имен складываются в ключевое слово – «маска». Их выставка «Маски. Игра в Венецию», которая прошла недавно в доме-музее Шаляпина, — настоящее игровое пространство со своими смыслами и загадками, гармонией и хаосом, правилами и их отсутствием, связывающее времена, но абсолютно вне времени.

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

Это пространство живое. Оно раскрывается, играет, поворачивается неожиданными гранями. Маски сами ведут игру, задают состояние, направляют, и рядом с каждой ощущаешь себя по-своему. Ведь это не просто театральный атрибут, символ карнавала и артефакт истории. Маска родилась из ритуального мироощущения древности, была порталом в абсолютно иное пространство. Она несет множество смыслов и функций в различных культурах. Исследуя и чувствуя их интуитивно, художники расширяют представление о явлении. Они нашли свой стиль, особый художественный язык и на нем ведут диалог с теми, кому интересно соприкоснуться, стать сопричастными.

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

В их творческой вселенной маска становится арт-объектом, только соединяясь с живописным холстом, а картина на каждом холсте становится законченным произведением только «в тандеме» с маской. МАСтер и КАтерина сравнивают их с влюбленными. В итальянской Комедии Дель-Арте, персонажи которой вместе с другими образами ожили в коллекции художников, влюбленных сводил Арлекин. Казалось бы – герой положительный. Но не все так однозначно. Считалось, что Арлекин обладал демонической природой: помогая влюбленным быть вместе, он крутил колесо забвения — не позволял их духам расти, преодолевая препятствия. Есть даже легенда о всаднике смерти по имени Harlequin, скачущем по небу посреди ночи. С точки зрения обычной логики, звучит довольно странно. Так же необычен и мир масок. Противоречивый, многомерный, он никогда не открывает истину до конца и привлекает множеством своих граней.

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

МАСтер и КАтерина показывают его именно таким. Чтобы стать проводниками этого искусства, они изучали его много лет, с ранней юности. Путешествовали, впитывая в себя энергетику мест, где оно развивалась, общаясь с потомственными мастерами, коллекционировали маски, несколько лет жили и работали в Таиланде. В результате они создали более ста произведений, реализовали более десяти выставочных и просветительских проектов, победили в номинации «Special Recognition» в Light Space & Time Online Art Gallery (США). Конечно, художники обращаются к уже упомянутой венецианской сюжетной линии, к комедии масок, известной во всем мире. Но она далеко не единственная. Каждый арт-объект раскрывает свою историю. «Трагедия огня» — реквием по Нотр-Даму, «Пьеро» — скрытый образ Карла Лагерфельда, работа, посвященная ему и его памяти. «Миги» и «Хидари» ассоциируются с мирами японского режиссера-аниматора Хаяо Миядзаки, «Пустыня» создана под впечатлением от культуры древних этрусков. Кажется, это абсолютно разные галактики, но все произведения похожи какой-то общей энергетикой, как играющаяся в бесчисленное множество субстанция. И у каждого — своя тайна, в этом особенность авторского стиля: скрытый под маской Чумного доктора на холсте призрак или символ зарождения жизни за маленькой светящейся планетой в углу полотна. Планетарная тема особенно близка МАСтеру и КАтерине: своеобразная подпись на арт-объектах – полусфера или изображение круга, метафора того, что маска – явление космического масштаба. Как будто планеты и свисающие с шутовской шапочки «Сказочника» камни разных цветов.

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

«Сказочник», «Мечтатель», который, если тихо постоять рядом с ним и задуматься о сокровенном, исполняет желания, «Шут Лира» и несколько других работ воплощают одного и того же персонажа, который для художников имеет сакральное значение. Это Джокер. Образ с мощнейшей энергетикой, который играет огромную роль не только в культурах разных народов, но и в учениях древности. Шутов короли не просто так держали при дворе возле себя. Притворяясь сумасшедшими весельчаками, они на самом деле обладали невероятной мудростью, проницательностью и даже могли предсказывать будущее. В системе Таро французского оккультиста и эзотерика Папюса, уходящей корнями в древнеегипетскую традицию, Шут-дурак – самый мощный старший аркан, вбирающий в себя силу всех остальных. Во времена инквизиции карты Таро были «запечатаны» в игральную колоду, а все старшие арканы «спрятались» в Джокере. В русской культуре его брат по духу – это Иван-Дурак. Хотя никто не воспринимал его всерьез, в финале именно он на коне. Полагаясь на чудо, не боясь действовать отчаянно, Иванушка-Дурачок получает все самое лучшее от жизни. Европейские шуты такие же отчаянные – только им позволялось говорить все, что угодно, даже в лицо высокопоставленным особам. Шуты проходят там, где другим не удается, иногда по краю пропасти, потому что они находятся под покровительством высших сил. Энергия, которая наполняет Джокера, проявляется во всех арт-объектах, где он воплощен. Возможно, кому-то будет сначала сложно увидеть его в работах «Жизнь» или «Ночь в июле», но, если включить внутреннее, интуитивное зрение, этот взгляд и изгиб губ не спутать ни с чем. «Ехидный и одновременно мудрый, жесткий и добрый, — говорит о нем КАтерина, — когда мы создавали «Шута Лира», мы смотрели фильм с Далем в главной роли, и именно этот образ стоял у нас перед глазами».

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

Хотя арт-объекты трехмерны и создают гармоничное целое только в соединении холста и маски, почти каждую можно снять и использовать как самостоятельный аксессуар. Это ювелирные работы, сделанные из папье-маше, текстиля, кожи. Трио масок «Роскошь» украшены кристаллами «Сваровски» и покрыты позолотой. Для их изготовления использовалось винтажное кружево, которому больше ста лет. От работы «Донна» с тысячью перьев блестящего черного и глубокого бордового цветов веет карнавальным великолепием.

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

Кажется, маски вот-вот заговорят с тобой, когда всматриваешься в них. Так и есть. Как и провидец-Джокер, который берет художников за руку и ведет за собой, они сами порой становятся пророками. Работа над «Чумным доктором» завершилась, по их словам, в самом начале 2020. Кто бы мог подумать, что, спустя сотни лет, в XXI веке человечество вновь столкнется с эпидемией, да еще и в мировом масштабе. Художники не просто выражают свой талант, идеи и эмоции особым художественным языком, они – медиумы, проводники, которые передают людям некое знание, подключаясь к невидимому источнику. И именно из него рождается такая впечатляющая палитра форм и цветов, которые вызывают глубокое переживание. Не в этом ли главная задача искусства.

Автор: Екатерина Грозная

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

Это интернесно:

ИнфраМенеджер Лайт, однопользовательская система управления ИТ-инфраструктурой
soft.masterit.ru
Magicka: Dungeons & Daemons (электронная версия)
soft.masterit.ru
Навигационная карта «Новая Каледония» для программы «Навител Навигатор»
soft.masterit.ru

Шествие масок

Среда, 30 сентября, 2020

Сначала об авторах:

Для художников МАСтер и КАтерина (Эдуард и Екатерина Плешковы) слово, понятие и сущность «маска» всегда имело особый смысл. Не случайно первые буквы названия их творческого тандема образуют слово «МАСКА». Художники работают в уникальном жанре, создают яркие и необычные арт-обьекты, сочетают маски-скульптуры с живописными холстами. Маски — это краски художников. Они наносят их на расписанный холст главным аккордом. Маска и холст соединяются, как влюбленные, и рождается единое целое. Это их способ выражения чувств, идей и эмоций. Работы МАСтера и КАтерины открывают новые смыслы маски, художники говорят с миром на «масочном» языке. С помощью масочного языка авторы вольны говорить о чем угодно: начиная от ядерной войны и заканчивая рождением щенка.

фото: Шествие масок

Тема масок никого равнодушным осенью 2020 года не оставит, но мне было важно, как именно все это будет раскрыто в работах выставки МАСтера и КАтерины «Маски. Игра в Венецию». Пока ехала, крутила идею и так, и сяк. Я уже видела некоторые работы МАСтера и КАтерины, они запомнились, а теперь — большая выставка в доме-музее Шаляпина. «Маска и душа»! Вроде бы очевидно, что выставка масок проходит в доме автора этой книги, но было чувство, что есть еще что-то кроме совпадения. Ведь маски — это особый сложный мир. Начистоту, каждое выражение нашего лица уже маска. И древним это было известно лучше, чем нам. Они видели за каждым выражением лица нечто большее. Лик или несколько ликов.

То, что маска — отдельное искусство, известно немногим, но после этой выставки художников МАСтера и КАтерины я убедилась, что так и есть. В этом искусстве есть и внушительность скульптуры: все маски создаются вручную, лепкой, покрываются, в зависимости от своего характера, поталью, акрилом или холодным фарфором (работа «Пустыня», которая произвела очень сильное впечатление). В нем есть и интрига живописи, даже портретной живописи; это у авторов действительно портрет маски в интерьере. И тепло прикладного искусства: здесь и ткань (кружева), и перья, и ювелирные изделия. Как сказала КАтерина, одну маску можно готовить целый год. Это действительно очень сложный и очень трудоемкий опыт. Есть еще холст, который создается параллельно, на нем размещается скульптурно-масочная композиция. Результаты этого творческого процесса прекрасны. В каждой работе теплится жизнь, как будто это дети авторов, у каждого произведения свой характер и свое предназначение.

Маски привлекали художников с юности. Чтобы появилась «Маски. Игра в Венецию», авторы объездили почти весь мир. Они бывали и в Европе, в ряде стран юго-восточной Азии, в Америке. Сейчас КАтерина пишет диссертацию о феномене маски в пространстве социокультурного взаимодействия, а это говорит о том, что у произведений МАСтера и КАтерины есть очень мощная основа.

Для авторов маска имеет планетарное значение, не случайно в каждой работе есть шар, круг или полусфера, как своеобразная подпись художников, ведь маска сопровождает человека с самого его появления и по сей день. Ритуальная маска и ее сестры — театральная и карнавальная маски — встречали человека при входе в сакральное пространство и помогали находиться в нем. Посмертные маски сохраняли черты мимики и выражение лица почившего: маска есть, а человека уже давно нет, но — вот материальное свидетельство его судьбы, внешности, его жизни.

Выставка «Маски. Игра в Венецию» расположилась в четырех залах, это сравнительно большая выставка, по ней интересно путешествовать. Каждый зал — отдельная история, работы переговариваются друг с другом, и зритель, даже не особенно посвященный в тайны масок, может услышать хотя бы часть этой истории.

В первом зале зрителя встречают солнце (работа «Жизнь») и луна (работа «Ночь в июле»). Это довольно строгие по цвету и исполнению, но очень энергетичные произведения. В них как будто скрыты источники излучения. Здесь же, в первом зале, зритель знакомится с любимым персонажем авторов: джокером. Вот Шут, и витальный, и грозный. На холсте, где он живет, ночь, в луче света волнуются красные и зеленые одежды. Вот «Впечатление», полное неги и печали, возникает из чуть туманного парижского колорита, который так любил Клод Моне. Оле Лукойе выступает из ясного ночного неба. И у него, конечно, есть и цветной, и черный зонтики. Так что, если хотите увидеть Оле Лукойе — приходите на выставку.

Во втором зале посетитель оказывается зрителем и одновременно участником комедии дель арте. Тут и задорные Арлекин с Коломбиной, и убеленный сединой Панталоне, и расчётливый Бригелла, и обжора Пульчинелла. В этом зале зритель уже яснее слышит особенную музыку масок и их танец. Но Пьеро в этом зале нет: он обитает в четвертом зале.

Третий зал самый таинственный. Здесь и сделанный из винтажной кожи «Чумной доктор», и мужская маска Баута, и таинственная Моретта, превращающая любую женщину в юную красавицу, и Ромео с Джульеттой на фоне венецианских костров, и коварный Гай Фокс, и довольно симпатичный Сатир, ненадолго оставивший свою свирель. Поражена, с какой нежностью авторы сделали свои работы, эта нежность передается и зрителю. Сочетания техник и материалов почти фантастические, но за каждым стоит определенная культура, и авторы четко знают: здесь в основе японская маска, здесь — венецианская.

Четвертый зал встретил печальной и утонченной Мадонной, завершенной почти в день, когда загорелся Нотр-Дам. Зритель знакомится здесь с Пьеро, в котором встретились русский авангард и венецианская маска. Эта работа посвящена Карлу Лагерфельду, замечательному художнику и дизайнеру. Авторы назвали этот зал «contemporary art». В работах действительно много смелых линий и ярких цветов. Но есть и нечто, останавливающее меня, когда слово «китч» или слово «кэмп» готовы вот-вот вылететь. Нет, в этих работах есть игра, и необычная для современного искусства игра.

Для неофита в мире масок, каким являюсь я, есть Венеция, Африка, Китай, Тибет, Япония. Индонезия и индейцы Северной и Южной Америки, а также славянские ритуальные личины, но это лишь яркие образы, которые не имеют глубины. Венеция ближе всего географически, а о венецианских карнавалах знают во всем мире. Потому для неофита вход в мир масок идет через Венецию. И выставку назвали, как я думаю, «Маски. Игра в Венецию», потому что понять маску проще всего в игровом пространстве карнавала. У этой «игры» корни очень глубокие и очень длинные: от начала человечества до его конца. Ведь человек, пока жив, меняет маски. Народы и цивилизации имеют свои лики. Но в каждом лике есть черты и первого дня, когда маска еще не была надета, и последнего дня, когда маска будет уже не нужна, и все земное затихнет нетронутой посмертной белизной. А пока Шут прищурился, как бы подал сигнал: шествие продолжается, и у каждого в этом шествии есть свое место. И конечно очень хочется, чтобы ночью пришел Оле Лукойе и раскрыл свой цветной зонт. Впрочем, побывав на выставке художников МАСтер и КАтерина, «Маски. Игра в Венецию», зритель почувствует, что цветной зонт был неподалеку от него.

Автор: Наталья Черных

Компания Спецодежда изготавливает медицинские маски усиленными темпами

Среда, 29 апреля, 2020

Компании Спецодежда приходится весьма чутко реагировать на то, как меняются потребности покупателей и насколько сильными бывают колебания спроса. Особенно это заметно на фоне пандемии коронавируса. Самым дефицитным товаром становятся медицинские маски, и мы, естественно, не могли это проигнорировать. Основные силы производства сейчас брошены на пошив медицинских масок, которые с целью профилактики вирусных заболеваний рекомендуется носить как детям, так и взрослым. В нашей компании можно заказать медицинские макси и быть уверенным в том, что товар будет доставлен вовремя.

 

Эпидемия по всему миру и в России в том числе показала, что до сих пор производилось недостаточно масок и иных средств индивидуальной защиты. Причем острый дефицит ощущается даже среди медиков, работников торговых сетей, персонала на непрерывном производстве. Вместе с тем нужно также понимать, что защита не будет эффективной, если периодически не менять маски – а это нужно делать уже через два часа непрерывного ношения таких изделий. Компания Спецодежда готова предложить одноразовые медицинские маски, созданные в строгом соответствии с существующими требованиями. Надежные крепления позволяют фиксировать их за ушами, а ткань, из которой они изготовлены, очень прочная и служит своеобразным щитом на пути вирусной атаки. Мы не стремимся спекулировать на кризисе, поэтому все наши медицинские маски продаются по цене 65 рублей за штуку. Это специальная стоимость при заказе от 50 штук.

 

Любая медицинская экипировка не будет полной, если отсутствуют одноразовые маски, благодаря которым удается обеспечить защиту при контакте с больным. Компания Спецодежда изготавливает защитные костюмы и латексные перчатки. Их можно применять в различных медучреждениях, в том числе там, где проходят лечение больные коронавирусом.

 

Несмотря на объявленный режим самоизоляции, вы по-прежнему идете по утрам на работу? Вам хочется минимизировать риск инфицирования, где бы вы не находились – метро, транспорт, улица? Планируете для каждого сотрудника закупить одноразовые маски? Наша компания готова прийти на помощь – производим большими партиями одноразовые медицинские маски и вносим свою лепту в устранение дефицита данных изделий. Оформите заказ крупной партии и тогда все транспортные расходы мы возьмем на себя, то есть доставка будет бесплатной. Так как мы производим стратегически важный товар, то наше производство функционирует без изменений и ограничений. Вы можете быть уверены в том, что быстро получите заказанные маски, независимо от продления режима самоизоляции.

 

Для оформления заказа нужно зайти на сайт компании Спецодежда – при возникновении каких-либо вопросов обратиться за консультацией можно к менеджеру.

 

Здоровье не купишь, берегите себя и близких!

 

Сайт: https://www.tkspecodegda.ru/

Телефон: 8 (800) 500-74-18, (812) 648-14-80

Почта: tkspecodegda@gmail.com tkspec@yandex.ru



Участник ннтернет-портала