19 октября, 2020 15:11

«Невероятно, как многого ты не знаешь об игре, в которую играешь всю свою жизнь» — эпиграф к фильму «Бесконечная поэзия» Алехандро Ходоровски перекликается с необычным творческим миром, который создали художники МАСтер и КАтерина. Буквы их имен складываются в ключевое слово – «маска». Их выставка «Маски. Игра в Венецию», которая прошла недавно в доме-музее Шаляпина, — настоящее игровое пространство со своими смыслами и загадками, гармонией и хаосом, правилами и их отсутствием, связывающее времена, но абсолютно вне времени.

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

Это пространство живое. Оно раскрывается, играет, поворачивается неожиданными гранями. Маски сами ведут игру, задают состояние, направляют, и рядом с каждой ощущаешь себя по-своему. Ведь это не просто театральный атрибут, символ карнавала и артефакт истории. Маска родилась из ритуального мироощущения древности, была порталом в абсолютно иное пространство. Она несет множество смыслов и функций в различных культурах. Исследуя и чувствуя их интуитивно, художники расширяют представление о явлении. Они нашли свой стиль, особый художественный язык и на нем ведут диалог с теми, кому интересно соприкоснуться, стать сопричастными.

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

В их творческой вселенной маска становится арт-объектом, только соединяясь с живописным холстом, а картина на каждом холсте становится законченным произведением только «в тандеме» с маской. МАСтер и КАтерина сравнивают их с влюбленными. В итальянской Комедии Дель-Арте, персонажи которой вместе с другими образами ожили в коллекции художников, влюбленных сводил Арлекин. Казалось бы – герой положительный. Но не все так однозначно. Считалось, что Арлекин обладал демонической природой: помогая влюбленным быть вместе, он крутил колесо забвения — не позволял их духам расти, преодолевая препятствия. Есть даже легенда о всаднике смерти по имени Harlequin, скачущем по небу посреди ночи. С точки зрения обычной логики, звучит довольно странно. Так же необычен и мир масок. Противоречивый, многомерный, он никогда не открывает истину до конца и привлекает множеством своих граней.

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

МАСтер и КАтерина показывают его именно таким. Чтобы стать проводниками этого искусства, они изучали его много лет, с ранней юности. Путешествовали, впитывая в себя энергетику мест, где оно развивалась, общаясь с потомственными мастерами, коллекционировали маски, несколько лет жили и работали в Таиланде. В результате они создали более ста произведений, реализовали более десяти выставочных и просветительских проектов, победили в номинации «Special Recognition» в Light Space & Time Online Art Gallery (США). Конечно, художники обращаются к уже упомянутой венецианской сюжетной линии, к комедии масок, известной во всем мире. Но она далеко не единственная. Каждый арт-объект раскрывает свою историю. «Трагедия огня» — реквием по Нотр-Даму, «Пьеро» — скрытый образ Карла Лагерфельда, работа, посвященная ему и его памяти. «Миги» и «Хидари» ассоциируются с мирами японского режиссера-аниматора Хаяо Миядзаки, «Пустыня» создана под впечатлением от культуры древних этрусков. Кажется, это абсолютно разные галактики, но все произведения похожи какой-то общей энергетикой, как играющаяся в бесчисленное множество субстанция. И у каждого — своя тайна, в этом особенность авторского стиля: скрытый под маской Чумного доктора на холсте призрак или символ зарождения жизни за маленькой светящейся планетой в углу полотна. Планетарная тема особенно близка МАСтеру и КАтерине: своеобразная подпись на арт-объектах – полусфера или изображение круга, метафора того, что маска – явление космического масштаба. Как будто планеты и свисающие с шутовской шапочки «Сказочника» камни разных цветов.

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

«Сказочник», «Мечтатель», который, если тихо постоять рядом с ним и задуматься о сокровенном, исполняет желания, «Шут Лира» и несколько других работ воплощают одного и того же персонажа, который для художников имеет сакральное значение. Это Джокер. Образ с мощнейшей энергетикой, который играет огромную роль не только в культурах разных народов, но и в учениях древности. Шутов короли не просто так держали при дворе возле себя. Притворяясь сумасшедшими весельчаками, они на самом деле обладали невероятной мудростью, проницательностью и даже могли предсказывать будущее. В системе Таро французского оккультиста и эзотерика Папюса, уходящей корнями в древнеегипетскую традицию, Шут-дурак – самый мощный старший аркан, вбирающий в себя силу всех остальных. Во времена инквизиции карты Таро были «запечатаны» в игральную колоду, а все старшие арканы «спрятались» в Джокере. В русской культуре его брат по духу – это Иван-Дурак. Хотя никто не воспринимал его всерьез, в финале именно он на коне. Полагаясь на чудо, не боясь действовать отчаянно, Иванушка-Дурачок получает все самое лучшее от жизни. Европейские шуты такие же отчаянные – только им позволялось говорить все, что угодно, даже в лицо высокопоставленным особам. Шуты проходят там, где другим не удается, иногда по краю пропасти, потому что они находятся под покровительством высших сил. Энергия, которая наполняет Джокера, проявляется во всех арт-объектах, где он воплощен. Возможно, кому-то будет сначала сложно увидеть его в работах «Жизнь» или «Ночь в июле», но, если включить внутреннее, интуитивное зрение, этот взгляд и изгиб губ не спутать ни с чем. «Ехидный и одновременно мудрый, жесткий и добрый, — говорит о нем КАтерина, — когда мы создавали «Шута Лира», мы смотрели фильм с Далем в главной роли, и именно этот образ стоял у нас перед глазами».

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

Хотя арт-объекты трехмерны и создают гармоничное целое только в соединении холста и маски, почти каждую можно снять и использовать как самостоятельный аксессуар. Это ювелирные работы, сделанные из папье-маше, текстиля, кожи. Трио масок «Роскошь» украшены кристаллами «Сваровски» и покрыты позолотой. Для их изготовления использовалось винтажное кружево, которому больше ста лет. От работы «Донна» с тысячью перьев блестящего черного и глубокого бордового цветов веет карнавальным великолепием.

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

Кажется, маски вот-вот заговорят с тобой, когда всматриваешься в них. Так и есть. Как и провидец-Джокер, который берет художников за руку и ведет за собой, они сами порой становятся пророками. Работа над «Чумным доктором» завершилась, по их словам, в самом начале 2020. Кто бы мог подумать, что, спустя сотни лет, в XXI веке человечество вновь столкнется с эпидемией, да еще и в мировом масштабе. Художники не просто выражают свой талант, идеи и эмоции особым художественным языком, они – медиумы, проводники, которые передают людям некое знание, подключаясь к невидимому источнику. И именно из него рождается такая впечатляющая палитра форм и цветов, которые вызывают глубокое переживание. Не в этом ли главная задача искусства.

Автор: Екатерина Грозная

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

фото: МАСтер и КАтерина: что общего у Джокера и Карла Лагерфельда?

Метки: , , , , , , , , , ,


«
»

Это интернесно:

Хаакер К. - Богословие Послания к Римлянам, 2006 год
store.cross-roads.ru
Пономаренко Ю. - И вот пришла тишина, 2007 год
store.cross-roads.ru
Харвест - Волк и семеро козлят
store.cross-roads.ru


Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.



Участник ннтернет-портала